menu
person

Тулун –мешок, полный проблем

Тулун –мешок, полный проблем

Тулун. Для иркутского обывателя, а уж тем паче – сноба - топоним Тулун ассоциируется с глухой провинцией. Однако, это не совсем так. Культурный уровень Тулуна всегда был довольно высок. Тулун дал стране выдающегося учёного-этнографа Г.С.Виноградова, драматурга П.Ф.Нилина, художника Виктора Хлебникова, академика Академии космонавтики РоальдаКремнёва и многих других известных людей. В Тулуне и по сей день издаётся множество авторских книг и альбомов, художники и фотографы открывают зрителям свои миры. Но эта одна сторона жизни Тулуна. Другие – политическая и экономическая - становятся похожими на непрекращающийся триллер с элементами трагикомедии. И это не может не отражаться на внешней стороне тулунской жизни. Сегодня Тулун известен по всей стране благодаря резонансным преступлениям, засилью криминалитета во всех сферах, включая и власть, громким и глупым политическим скандалам. А ведь когда–то это был славный город, и жизнь здесь была совсем другая…

С одной стороны Тулун пересекает Транссибирская железнодорожная магис¬траль, с другой — в направлении с юга на север — город делит река Ия. В преде¬лах городской черты река делает два крутых поворота, образуя полукольцо, от которого, по одной из версий, город и получил свое весь¬ма необычное название (от созвучного с «тулун» бурятского слова, обозначающего «мешок»). Есть и более поэтические версии названия: от якутского «толон» - долина - и тюркского «тулун» - полная луна, до санскритского – «туле» – потайное место.
Краеведы пишут о старом Тулуне с гордостью: «Тулун — город необыкновенной ду-шевности, его улицы в тополиной метели, деревянные и каменные особняки, узорочье старинных зданий, дома, построенные по радостной купеческой прихоти, а главное - его старожилы, люди, сложившие этот город не только по камешку да по брев¬нышку, а по его душевной конструкции, по его внутренней нравственной сущности».
История Тулуна, как свидетельствуют записи местных историков,началась с завоевания. В район реки Ии, где исконно жили буряты-скотоводы, русские пришли примерно в 1652 г. из Нижнеудинского острога, чтобы наказать непокорных бурят, отказавшихся платить ясак. «В 1649 году буряты возмутились и перебили казаков «Покровского городка», посланных к ним для ясачного сбора. После этого «в великом числе» соб¬рались они у реки Ия в улусе Тулам с намерением оказать русским сопротивление силою. В 1652 году красноярский воевода Андрей Бунаков снарядил против бурят поход под начальством Кирилла Бунакова. Поход закончился для русских весьма удачно»5.
Основателями Тулуновской деревни были крестьяне из илимских волостей.Чер¬нозем, близость тайги, река, богатая рыбой, — все это привлекало русских. Крестьяне, поселившиеся здесь, серьезно расширили запашки, осваивая земельные угодья вокруг деревни, стали строить заимки и вели гоньбу по государственной дороге Красноярск - Иркутск.
С 30-х гг. XVIII в. по Сибири создается регулярное почтовое движение. Ямщи¬ков нанимают, и они получают не только деньги, но и пашни, и сенокосы в бесплат¬ное пользование — из феодальной повинности возникает промысел. Почту от Томска через Красноярск до Иркутска учреждал Витус Беринг. В 1762 г. через Тулун проходит Московский тракт. Власти, заботясь об осво¬ении и устроении путей, принудительно заселяли тракт от Красноярска до Тулуна. Для этого крестьян и разночинцев Красноярского и Енисейского уездов, освободив их от уплаты подушной подати и оброка, записывали в ямщики. Благодаря тракту село стало быстро застраиваться и разрастаться. Через реку Ию была паромная переправа. Паром работал круглосуточно — по тракту двигались обозы с товаром, шли солдаты, гнали арестантов, ехали почтовые и пассажирские кареты.
Указ Екатерины Второй от 19 октября 1764 г., разделивший Сибирское царс¬тво на две губернии, определял: «конец губернии Тобольской и начало Иркутской в Тулуне, откуда пойдут к губернскому городу приятные и населенные места, украша¬ющиеся березовыми рощами».
В энциклопедии Брокгауза и Эфрона сказано, что в «селе Тулун до 7 тысяч жителей, более 70 торговых заведений, с оборотом свыше трех миллионов рублей в год» и что «в экономическом отношении Тулун далеко опередил город Нижнеудинск и сделался видным торговым центром, из которого отправляются многие товары, минуя Иркутск, к Ангаре и к пристаням на реке Лене, для потребностей Якутско¬го края. Этим же путем отправляются многочисленные партии рабочих на Ленские золотые промыслы...». Тулунскиепредприниматели того времени нередко заводили торгово-промышленные предприятия и даже выходили в купечество. В отдельных случаях купцы становились крупными капиталистами. В начале дека¬бря 1897 г. тулунчане встречали первый поезд по Транссибу. Село Тулун становится железнодорожным пунктом и превращается в оживленный центр торговли. В село приезжали крестьяне не только из ближайших деревень, но и из отдаленных районов и разных волостей Иркутской губернии за промышленными товарами. Даже Амери¬канская международная компания жатвенных машин открыла в Тулуне свой пункт продажи.
С Транссибом в Тулуне появился пролетариат. Остались строители станции Тулун: плотники, столяры, кузнецы и те, кто мог служить на железной дороге. В 1903 г. открываются Тулунские (Велистовские) угольные копи — первое промышленное предприятие старого Тулуна. В 1908 г. копи обслуживало 90 человек. В 1904 г. строит¬ся водочный завод (Тулунский винный склад), где тоже был небольшой рабочий кол¬лектив. Кроме того, работал лесопильный завод, были развиты кустарные промыслы: кузнечный, гончарный, гужевой, мыловаренный и другие.
С началом столыпинской реформы на станции Тулун открывается пересе¬ленческий участок. Больничный комплекс этого участка обслуживает население до сих пор. Отсюда, получив назначение, разъезжались переселенцы по тулунской земле, дав жизнь многим деревням и селам. Приток дешевой рабочей силы способствовал быстрому развитию не только сельского хозяйства, но и ремесленного, кус¬тарного производства, торговли. Ямщик С.Ф.Виноградов (отец будущего академика Г.С.Виноградова) вспоминал: «Когда я зашел в первый раз на Большую улицу, смотрю и диву даюсь — Тулун называют селом, а кто его знает, может быть, это город? Что ни шаг, то магазин. Торговые компании: «Швец-Коганович-Ямпольского», «Кузнецова-Бузолина», «Щелкунова-Метелева» и другие. Здания в два этажа. Первые — дере¬вянные, другие два — каменные. В больших окнах витрины с всевозможным товаром, фруктовая лавка». Семен Федорович не поверил, зашел. В натуре — свежий виноград, лимоны, яблоки. «Не выдержал, спросил:
— Торгуете только летом?
— Отчего же? — удивился хозяин. — В любое время года можете у нас купить свежие фрукты. Заходите, пожалуйста.
В магазине «Щелкунова-Метелева» люди расходятся по отделам: в гастроно¬мический, бакалейный, кондитерский или в мясной. Потом меня волной покупателей занесло по железной крутой лестнице в галерею, которая опоясывала весь второй этаж. Тут что ни отдел, разные товары: пальто, платья, костюмы, мануфактура, ковры, мебель, обувь, золотые вещи...».
Тулун был выше по своему куль¬турному уровню, чем другие волостные центры и села Нижнеудинского уезда. В Тулуне в начале XX в. работали мужс¬кое училище с пятью годами обучения, женское и железнодорожное училища. Купцы открывали свои частные школы или становились попечителями школ. Стараниями тулунских интеллектуалов устраивались воскресные школы для взрослых, проводились беседы по гиги¬ене и санитарии. В 1913 г. при содейс¬твии Георгия Семеновича Виноградова (впоследствии академика — известного этнографа и фольклориста) в Тулуне было открыто отделение Общества изу¬чения Сибири и улучшения ее быта. В состав Общества, существовавшего на членские взносы и пожертвования, входило 270 человек. Были созданы богатая биб¬лиотека и музей, имевший тогда отделы: сельскохозяйственный, этнографии, истории, геологии, палеонтологии, минералогии, флоры и фауны. Появились маленькие отели.
Вся общественная жизнь велась в здании купеческого собрания (ныне Дом де¬тского творчества). Строили это здание тулунские купцы как место деловых встреч и увеселения. Жизнь здесь шла бойко: проводились купеческие собрания, устраивались пышные купеческие свадьбы, ставились спектакли и концерты.
Стремительное развитие Тулуна и превращение его в крупный торгово-промышленный центр Приангарья заставили губернские власти обратиться к правительству с ходатайством о преобразовании села в город. Однако революция и Гражданская война задержали процесс принятия решения.
Только в 1922 г. были получены документы о присвоении Тулуну статуса города. Но уже в 1924 г. новая власть лишила его городского статуса и вновь стала считать селом. Дело в том, что большевиков всегда раздражал богатый и вольный Тулун, он не являлся для них опорой, тем более что нэп активизировал здесь «буржуазные» элементы. Сохранение за Тулуном статуса города могло существенно изменить очень хрупкий в те годы баланс политических сил в регионе.
До начала девяностых в городе работало более 40 промышленных предприятий и строительных организаций. Производственный потенциал, созданный в советское время, основывался преимущественно на угольных разрезах, поэтому нижняя часть городского герба черного цвета — это каменный уголь. Отработка угля осуществлялась до середины 50-х подземным способом — на Нюринском участке между Восточно-Си¬бирской магистралью и Московским трактом. Тулунская шахта снабжала топливом Иркутскую, Томскую и Новосибирскую области. Труд был в основном ручной. В 1955 г., когда случился пожар в шахте, многим стало ясно, что от подземного спосо¬ба добычи надо отказаться. С загоревшимся углем ничего не могли поделать целый год, хотя был поставлен локомобиль, который подавал воду, чтобы заливать огонь. В итоге пришлось просто засыпать шахту, и уголь перестал гореть сам собой. В 1957 г. разработку угля начали вести открытым способом, и предприятие стало именоваться Тулунским угольным разрезом. Впрочем, один из районов города до сегодняшнего дня называется Шахта.
С 1955 г. началась подготовка к открытию флагмана отрасли — Азейского угольного разреза: строили станцию, прокладывали дороги, разбирали траншеи, мон¬тировали оборудование. С момента открытия (1969 г.) разрез стал полигоном, где отрабатывались новые технологии вскрыши и добычи угля, испытывалась передовая техника, готовились кадры. Открытый способ добычи угля и богатые угольные месторождения способствовали быстрому расцвету этой отрасли в нашем городе и соот¬ветственно быстрому росту благосостояния работников угольной промышленности. Добыча угля изменила облик самого города и природный ландшафт. Только полотно Московского тракта три раза переносили, огромное количество леса было уничтожено, южная часть города — в отвалах и напоминает фото лунной поверхности, в северной — та же картина. Пострадали и сельскохозяйственные угодья, ведь район-то преимущественно сельский. И никто не представлял, что закрытие угольных шахт и разрезов станет реальностью. Экономический кризис привел к тому, что были лик¬видированы не только убыточные, но и рентабельные производства, что противоречи¬ло здравому смыслу и всякой хозяйственной логике. В девяностые годы поочередно закрылись главные градообразующие предпри¬ятия Тулуна.
Беды стекольного производства в городе начались еще на заре перестройки Тулунский стекольный завод — единственное в Сибири предприятие стекольной промышленности — по ассортименту выпускаемой продукции в Советском Союзе занимал второе место. Но с началом антиалкогольной кампании главный продукт - стеклянная бутылка — в один момент стал ненужным, и администрация завода вынуждена была менять технологическую линию на выпуск стеклянной банки, что, в конечном счете, не спасло предприятия. Попытки возродить производство в течение нескольких лет оказались неудачными. История банкротства завода носит просто де¬тективный характер. В городе ходили упорные слухи, что на заводе побывали бизнес¬мены из Чехии и Китая и как будто бы им заинтересовалась пивоваренная компания «Балтика». Все это впоследствии не нашло официального подтверждения. Случилось другое — в результате смены собственников от завода остались руины.
За годы экономических реформ бесследно исчез некогда мощный строительный трест Востокпромстрой, под эгидой которого работали несколько строительно-мон¬тажных управлений и передвижных механизированных колонн. Не действует некогда считавшийся благополучным плодокомбинат, развалился Тулунский маслодельный завод. Мугунский разрез поддерживающий экономику района, ранее перспективный и быстроразвивающийся —сегодня перед угрозой закрытия. Уже проводится сокращение рабочих мест.
Объединение Тулунлес — около десятка лесозаготовительных предприятий и лесодеревообрабатывающий комбинат — закрылось «из-за истощения лесосырьевой базы», однако по причине растущей безработицы началась незаконная или легали¬зованная, но бесконтрольная вырубка деловой древесины, быстро принявшая харак¬тер эпидемии. Груженные лесом вагоны тысячами пошли за рубеж, и как следствие варварских действий непрофессионалов, — захламленность лесного массива, пожары, исчезновение ягодных и грибных мест...
Последнее градообразующее предприятие Тулу¬на — гидролизный завод —после вступления с 1 января 2006 г. в силу ряда федеральных законов и внесения изменений в часть вторую Налогово¬го кодекса РФ лишилось права реализовывать произведенную продукцию. Тем самым была поставлена жирная точка в судьбе последнего градооб¬разующего объекта города. Тулунскиегидролизники возлагали большие надежды на областных парламентариев, ожидая решения насущных проблем завода, а следова¬тельно, всего города, но увы... Тулунский гидролизный завод сейчас закрыт. А все мечты, связанные с перепрофилированием завода под выпуск биобутанола лопнули, как мыльный пузырь. Сегодня площади конторы бывшего гидролизного снимают в аренду мелкие предприниматели, гаражи и производственные площади – предприниматели более крупные. И никто уже не верит в сказки о возрождении завода под щедрой рукой Оборонпрома.
Один из индикаторов социального неблагополучия — первое место в области по заболеваемости туберкулезом. Другой показатель — повышение уровня уличной преступности.
Тулун стремительно меняет свое лицо: из города угольщиков, стекольщиков и гидролизников он превратился в город таксистов, бюджетников и вахтовиков. Здесь по прежнему множество магазинов и рынков. Но всё чаще вопросы конкуренции решаются с помощью «красного петуха». В городе, как в 90-е, процветает рэкет.А в последнее время Тулун стал городом воинствующих политиков. Местечковые политические бои настолько заняли представителей околобюджетной и бюджетной сфер, что те забыли про работу. И перенесли свои потенции на битву с так называемой «оппозицией» (которой на самом деле являются группа неравнодушных к судьбе города людей)в интернет-форумы, на страницы газет и на разработку стратегий будущих выборов обеих ветвей власти.Но это уже совсем другая история…
Светлана Баженова (по материалам аналитической статьи А.Пуляева)

Категория: Тулун | Добавил: kompas-tv (03 Апр 2014) | Автор: Тулун –мешок, полный проблем
Просмотров: 3840 | Рейтинг: 4.0/4